дрэгон игра эйдж

2017-09-22 09:53




Вторую ночь под окнами орала чья-то автомобильная сигнализация. Практически без умолку. А сегодня утром видел на машине записку "Отрегулируйте, пожалуйста, сигнализацию - она мешает спать детям". Записку аккуратно прибили гвоздём к крыше над водительской дверью.


Когда приходит любовь, разум убегает. (Игорь Плясч)






Зачесались в организме разодетые глисты Принесли соседки дети подувядшие цветы Пригласила на гулянку пару дядек без штанов Начинаю они пьянку, потрясают до основ На окошке тюль повис но раздвигаю я его Кину дядю прямо вниз а мне хватает одного Протыкая селезенку вдруг эротика пришла Прорастают из печенки два каких-то крыла. Подгнивающие уши на плечах уже висят На коленях словно груши груди спелые лежат Разодетые как мухи их навоза на балу Из окна видать как кран на бабку положил стрелу Червяки мучные, те что шустро лазают под стол Видно были дураки и не вступили в КОМСОМОЛ. Закрываю я глаза и разрывается душа Опускаюсь прямо в ад неторопясь и не спеша.


Подмосковный поселок. Малая Родина... Эх, частый сектор совковых времен, никогда уже не возродится твоя вымирающая прелесть... Все меньше напоминаний о тебе оставляют нелепые коттеджи, хозяева которых с презрением сносят, сравнивают и выкорчевывают все, что было с тобой связано... Но ЭТУ яблоню, яблоки с которой, наверное, ел еще Панфилов, выкорчевать у нового хозяина рука не поднялась. Шутка ли - яблоневый КУСТ (без ствола!), плодоносящий чуть ли не от самых корней! Да такому чуду селекции все местные нувориши завидовать будут!!! Когда же он узнал историю появления сего чуда, то и вовсе обнес яблоню кованой оградой... А дело было так: Собрался году эдак в 85-м хозяин выкопать у себя выгребную яму. Как водится, созвал соседей - сочтемся! - раздал лопаты, указал место (под яблонькой, что у забора) и уехал куда-то (мол, к вечеру приеду работу принимать, да расплачиваться). Мужики, надо сказать, злоупотреблять перед работой не стали, а принялись за дело дружно. И буквально к обеду яма была готова - точно по мерке. Копать было легко - сплошной песок, без следов глины. Ура! Можно и по первой! Приняли по первой - первая неприятность: песок внутри ямы чуть подсох на летнем солнышке, и большой пласт сошел внутрь пренеприятным оползнем. Делать нечего - ругнувшись, полезли выгребать. Когда практически закончили - такой же оползень сошел с другого края... Теперь уже начали материться в голос, и, видно от колебаний воздуха, сошел еще один оползень - прямо над первым... ... К пяти часам вечера, вконец охреневшие мужики расположились под яблоней на краю ямы, выросшей в диаметре в два раза, и в полтора раза уменьшившуюся в глубину. Копать сил больше не было. Оползней (только больших) к тому моменту было уже восемь. Кто-то грустно пошутил что-то насчет девятого вала... Правильно - ЛУЧШЕ БЫ ОН ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ!!! Что-то заскрипело, земля под ногами и жо..ми заходила ходуном, и мужики, минуту назад думавшие, что сильнее охренеть уже просто невозможно, как на санках с горки, поехали в собственную яму на островке земли, увенчанном яблоней... Зеленый островок замер посреди песчаных откосов, сохранив вертикальное положение пальмы ой! то есть - яблони. Тягостное молчание воцарилось на нем... Потом самый старший изрек: "я пойду к Петро". Остальные кивнули. Петро был местным экскаваторщиком, и предлагал хозяину свои услуги по копанию ямы, но в цене они не сошлись... Петро ржал долго, ОЧЕНЬ ДОЛГО, но, в конце концов, получив с мужиков вдвое больше, чем им самим было обещано, пообещал все исправить и даже никому не рассказывать. "Белоруська" подъехала к яме через разобранный забор, и, встав у единственного не обвалившегося края, изготовилась поработать подъемным краном (дабы для начала вытащить злополучную яблоню)... Ковш был вытянут на манер стрелы и опущен в яму, на него накинули трос, пропущенный под корнями. "Вира!!!" Может быть, этот край и не обвалился бы, не переоцени Петро возможности своей "Белоруськи". Она мужественно потянула вверх, и даже оторвала яблоню от дна ямы, но тут... Этот оползень не был самым большим, но... "Белоруська" опрокинулась вперед, встав на дыбы, и ЗАГЛОХЛА! Провалиться в яму ей не дал ковш, намертво прикрученный к яблоне тросом... Петро достали из кабины. Он был плох, а вот мужикам, почему-то, полегчало... Через полчаса приехал хозяин. Сначала все подумали, что он к происшедшему отнесся с юмором, но на пятой минуте непрекращающегося смеха все-таки побежали за неотложкой... Обошлось. "Белоруську" Петро вытащили армейским автокраном (гражданские к злополучной яме приближаться отказывались с формулировкой "Гиблое место! Дураков нет!"). А вот яблоню хозяин так и закопал. Только крона над землей осталась. И ведь что характерно - урожаи на ней и по сей день отменные! И в поселке стали поговаривать, что не гиблое это место, а святое. Просто не должно было на нем быть выгребной ямы. © Ленин